Администрация муниципального образования город Краснодар Управление культуры

Новости/...

Борис Андрианов: «Музыка живёт, пока звучит»

13 апреля 2021 года

В Краснодаре выступление выдающегося музыканта, лауреата многих международных конкурсов, арт-директора фестиваля VIVACELLO, идейного вдохновителя Всероссийского музыкального проекта «Поколение звёзд» Бориса Андрианова состоялось благодаря поддержке Фонда культуры на Мальте, пропагандирующего музыку своего соотечественника Алексея Шора. Концерт для виолончели с оркестром «Музыкальное паломничество», или Musical Pilgrimage, – изящная стилизация, дань уважения выдающимся музыкантам разных эпох. Наш разговор с солистом тоже был своего рода pilgrimage. На краю пандемии вспоминаешь лучшее, что когда-либо происходило…
– Вам удалось посидеть на коленях у «дедушки Ленина»? На Камчатке, где похоронен Владимир Андрианов, народный артист СССР, известный как исполнитель роли вождя мирового пролетариата, часто бываете?

– Дедушка умер, когда мне было девять лет. Летом он приезжал к нам в Москву. А на Камчатку я ездил с концертами уже в зрелом возрасте.

– На виолончельном конкурсе имени Ростроповича в 1997-м Мстислав Леопольдович был ещё жив. Вам удалось пообщаться?

– Мы с ним общались ещё до конкурса. Мои учителя: в Московской консерватории Наталья Шаховская и Давид Герингас в Германии – его ученики. Первая встреча произошла в Москве. В Спасо-Хаусе, резиденции американского посла в России, в честь Ростроповича состоялся приём. Маэстро тогда возглавлял Национальный симфонический оркестр США. Был концерт, я участвовал. А потом моя мама договорилась с Ростроповичем, чтобы я ему поиграл. Я приходил к нему на квартиру, играл. Слышал, как они с Галиной Вишневской спорили.

– Трудно представить, чтобы Ростропович ругался с Вишневской из-за пригоревшей каши…

– Нет, конечно! Они выясняли отношения по глобальным вопросам…  А в Германии мы всем классом ходили к великому виолончелисту, когда он приезжал с концертами. Мне также посчастливилось общаться с Даниилом Шафраном, народным артистом СССР. Он давал мастер-классы, когда я был стипендиатом программы «Новые имена». В 90-е годы был такой международный благотворительный фонд в поддержку молодых талантов, многие музыканты моего поколения оттуда «родом».

– В числе  мэтров, с которыми вам довелось встречаться, Кшиштоф Пендерецкий, годовщину смерти которого мы недавно отмечали…

– Последний приезд композитора в Москву, состоявшийся в 2019 году, был организован нами. Пендерецкий уже был слабенький, сидел в зале, не дирижировал. В 2008-м на Первом фестивале VIVACELLO мы играли его  Сoncerto Grosso для трёх виолончелей с оркестром. Давид Герингас, Татьяна Васильева и я. Мы его во многих странах Европы играли. Очень коммуникабельный, очень светлый человек. Это памятные, дорогие встречи. Мне посчастливилось быть знакомым с Гией Канчели, бывать у него в Тбилиси. Он написал по нашему заказу произведение для виолончели, называется Т.S.D. – тоника, субдоминанта, доминанта. Простое, как он говорил, произведение. Но чем проще написано, тем сложнее играть.

– Фестиваль VIVACELLO призван открывать новые горизонты виолончели?

– Наоборот, мы хотим поднять пласты уже написанной музыки. Есть гениальные произведения, если их не играть, они умирают. Музыка живёт, пока её исполняют… Ну и – да, мы ищем новые пути. Возможности виолончели безграничны.

– Как утверждают некоторые музыковеды, партитура Концерта для виолончели с оркестром Роберта Шумана лежала открытой на столе, когда его автор шагнул с моста в Рейн… Этот концерт мне напоминает подающего надежды, но непутёвого сына, отец которого рано ушёл из жизни. Поэтому друзья отца пытаются довести сына до ума – столько существует оркестровых редакций произведения…

– У Шумана вся музыка такая – неуравновешенная, рваная. Я, честно говоря, редко исполняю это произведение. Я его скоро играю в Санкт-Петербурге и вот решил обкатать ещё и перед краснодарской публикой.

– Это тот концерт, который отменили из-за пандемии?

– Нет. Вообще в Санкт-Петербурге у меня трижды не состоялись концерты с великими дирижёрами. Первый раз я должен был играть 2-й концерт Шостаковича с Юрием Темиркановым, но у него умер брат. Второй раз, перед самой пандемией, сорвался концерт с Зубином Метай, потом с Кристофом Эшенбахом…

– Виолончель, на которой вы играете, невероятно крута…

– С возрастом я начинаю понимать, что в принципе можно играть на любом инструменте, даже на китайских «фабричках». Главное – индивидуальность музыканта: его интонирование, его образ мысли... Так что, честно говоря, желание играть на раритете немножко моя блажь. И в то же время, почему бы нет? Это удовольствие невероятное!

… А на бис Борис Андрианов исполнил La Tempesta Джованни Соллима для виолончели-соло. И в написанной на рубеже тысячелетий музыке, сыгранной нашим современником на старинной виолончели, явственно звучали отголоски былых времён.

Вечный инструмент – виолончель…  

Беседовала Нелли Тен-Ковина

^ Наверх