Администрация муниципального образования город Краснодар Управление культуры

Новости/...

Толстой против Вампилова

07.05.2018 года

В Краснодарском Молодежном театре вышел «Дьявол» в постановке Дениса Хусниярова. Инсценировку повести Толстого сделала Ася Волошина, приблизившая ее содержание к изменившемуся менталитету современного человека

В Краснодарском Молодежном театре сложилась крепкая и интересная постановочная команда. Режиссер Денис Хуснияров, сценограф Эмиль Капелюш, музыку написал Виталий Истомин, пластические вариации сочинены хореографом Анжелой Сердюковой, хороша и световая партитура Игоря Фомина.

Не мной замечено: сценические создания Дениса Хусниярова очень разные. Где бы и над каким материалом он ни работал, всегда предлагает что-то новое, непредсказуемое. По этой причине, впрочем, и интересен. Хотя, конечно, не только по этой. Его спектакли – очень личные, режиссер вкладывает в них собственные размышления, метания, поиски – не только театральные, но, вероятно, и жизненные. Одна их главных тем его последних спектаклей – омут, водоворот разнонаправленных желаний и ощущений, в котором тонет молодой человек, не в силах выбраться, не имея достаточной силы воли. Так было в «Утиной охоте» Вампилова в петербургском Театре на Васильевском, то же сегодня и в краснодарском «Дьяволе».

При этом, как уже было сказано, благодаря Асе Волошиной, толстовские страсти не рвутся в клочья, а в текст автора оригинала вторгаются цитаты из разных авторов: от Пушкина и Леонида Андреева до Ницше, атмосфера же происходящего подчас приближается к тургеневской. Оно и понятно: многое изменилось во времени и человеке, а значит, необходима и определенная трансформация интонации спектакля, в котором, кстати, муки и метания души тоже присутствуют.

В сценографии Эмиля Капелюша нет натурализованного и агрессивного «быта». Привязкой ко времени служат лишь костюмы, напоминающие о временах более чем столетней давности. На сцене же – немного идиллическая картинка деревенской глуши, но не запустения: телеги, сеновал, колодец, на горизонтальных палках подвешены длинные белые полотнища. Они, правда, практически не работают на действие, оставаясь в неизменности и неподвижности. Разве что в финале часть полотнищ спускается, закрывая от нас главных героев – и перед ними начинает идти мелкий и затяжной дождь.

Никаких убийств или самоубийств (как в разных вариантах толстовского оригинала) здесь не случится. Времена не те.

Решение актерских образов в спектакле Дениса Хусниярова тоже не грешит надоевшими яркостью и «сочностью». Перед нами – обычные люди, живущие по известным им правилам, подчас ошибающиеся, заблуждающиеся, но не со зла. Просто так получилось. При этом сценическое действие словно двоится: реальность мешается то ли со снами, то ли с видениями героев, и это скрещивание наполнено игровой театральностью, которая здесь очень уместна, поскольку уводит от простой линейности фабулы в более сложный сценический мир. Девичьи песни, лай собак, мычание коров, блеяние козы. Все последние звуки комично воспроизводит Старуха – Юлия Макарова, немножко юродивая, но мягкая, не злая, не пугающая.

Главный герой – молодой помещик Евгений (Алексей Замко), которого бес попутал слюбиться с красавицей крестьянкой Степанидой (Полиной Шипулиной), похож на так и не повзрослевшего ребенка. Он по-своему прекраснодушен, наивен, жизни не знает, рефлексиям поначалу не подвержен. А что совесть его по поводу Степаниды, порой напоминающей гоголевскую Панночку, не мучает, ну так принято в его кругу. Подумаешь, крестьянка? Да и для здоровья полезно. А если что не так пойдет – «перерву»! Но «книжная» жизнь внезапно сталкивается с реальностью…

Физическая тяга к Степаниде – Шупулиной, красивой, раскованной, вызывающей, но не вульгарной, впрочем, вполне понятна. Уж слишком умильна, правильна и однообразна будущая жена Лиза (Анастасия Радул). Правда, в этом, кажется, нет вины самой артистки, так уж ее роль придумана пресно и без разнообразия.

Но главная проблема спектакля оказалась не в этом (ее, вероятно, еще можно подкорректировать). Пока что не слишком внятно и четко в сценическом действии проявилось ключевое событие, что разделило жизнь героя на две части, привело к отчаянным мучениям, доводящим едва ли не до сумасшествия. «Связь» с крестьянкой случилась тихо и буднично. Не было того «солнечного удара», того капкана, в который попал герой, почти без надежды из него освободиться.

И поэтому во второй своей части спектакль вдруг резко меняет интонацию, не подводя к ней зрителей постепенно и объяснимо. Вот уже появились приметы сценической «дьявольщины» — в резких перепадах света, тревожной музыке, взвинченных интонациях. И Евгений также резко стал другим. Его страдания, мучения, горькие размышления – все это есть и прекрасно играется артистом. Но получается не развитие, а резкий сдвиг, в котором, кажется, потерялось что-то главное и важное. Вторая часть сыграна, скорее, не по Толстому, а по Вампилову, у которого и нет этих кульминационных взрывов, все спрятано вглубь. Но у Толстого-то по-другому.

Правда, Денис Хуснияров очень интересно решил роль Дядюшки (Дмитрий Морщаков), который выступает здесь этаким коллективным «автором», зачитывая цитаты из вышеуказанных авторов. Смешно, задумчиво, печально, всегда по-разному. Получается такой человек от театра, способный там, где буксует действие, озвучить его суть и мораль. Опять же, без всяких надрывов.

Впрочем, идеальных спектаклей, наверное, не существует. Но у «Дьявола» Дениса Хусниярова и Аси Волошиной не отнять свежести восприятия классического произведения, очень профессионального, грамотного и эмоционального воплощения, тонкости и чуткости актерской игры. И даже с проблемами его интересно разбираться, ведь здесь остается некое свободное пространство для зрительского восприятия и осмысления, что бывает, согласитесь, не так уж часто.

Источник - Театр.
Автор - Ирина Алпатова
Фото - Марина Богдан
4.05.2018 


^ Наверх