Администрация муниципального образования город Краснодар
Управление культуры
0

Афиша/...

УБИВЕЦ

Фёдор Достоевский

12+ длительность: 2 часа 30 минут, антрактов: 1

Молодежный театр затопило Достоевским. Шесть тонн воды хлынуло на сцену в финале спектакля «Убивец». ЭТО не стихийное бедствие. Так было задумано. Наводнение в постановке по «Преступлению и наказанию» спланировали режиссер Владимир Рогульченко и художник-постановщик Николай Симонов. Вместо сцены — бассейн с «плавающими» деревянными мостками. На них и разворачивается основное действие. 

— А зачем столько воды? — спросила я Владимира Рогульченко. 
— Мы задумали образ Ноева ковчега, в котором плывут по жизни люди. Всяк по-своему пытается от нее спрятаться и размышляет, как выплыть, — ответил мне режиссер. 

Был и другой вариант. Полтора года назад Рогульченко нашел в Краснодаре место, где декорации вообще не нужны: ободранные стены одного из помещений краевого художественного музея. Но в последний момент музей театру отказал. И тщательно продуманный «сухой» проект провалился. Достоевского отложили. И все же свершилось! Билеты на четыре первых спектакля были раскуплены за месяц вперед... В фойе роятся невероятные слухи. Говорят, что в финале зрители тоже поплывут в своих креслах. Публика, сгорая от любопытства, пробирается на свои места по свежевыструганным доскам. Кое-кто трогает воду носком ботинка: настоящая ли? 

И вот первое действие. Вся обстановка — несколько стульев. Декорации — у зрителя за спиной. Артисты ходят по сцене в длинных серых плащах и черных шляпах времен пятидесятых. Галстуки — на голых шеях: под плащами у некоторых нет рубашки. 

— Моя бы воля, я бы им и пуговицы все срезала, — призналась после спектакля Ольга Резниченко, художник по костюмам, лауреат «Золотой маски». — Хотелось лаконичности. Это не бытовая пьеса по классике, а философская притча. В «Убивце» на сцене не проливается ни единой капли крови. А из оружия — только стартовый пистолет, из которого Дуняша чисто символически палит в Свидригайлова. Но зал наэлектризован так, что от этих холостых выстрелов публика подпрыгивает на своих местах. «Эх...» — от наплыва чувств вспоминает чью-то матушку кто-то сзади меня. Я оборачиваюсь и вижу благородный профиль Леонарда Гатова, директора «Премьеры». 

Финал. На сцене — наводнение, и в зале — перехлест эмоций. «Сумасшедшая идея, которую воплотили сумасшедшие люди», — так гордо определили «Убивца» его создатели. Не обошлось без небольшого ЧП. По слухам, за кулисы пробрался «новый русский» зритель и учинил Раскольникову разборку. Не потому, что старушку стало жалко: один из монологов актер произнес ему прямо в лицо, чтобы приструнить разболтавшегося театрала. «Убивец» остался жив... 

Елена Лубинец.

Владимир Рогульченко, режиссер:

— Я делал спектакль для молодых. О них самих. Я хотел предупредить их: человек — не венец природы. Он живет только вторую неделю от сотворения мира и мало что пока о себе знает. Нужно успеть открыть в себе человека. 

Ярослав Минаев, коренной москвич, выпускник Щепкинского училища (Родион Раскольников): 
— Москву я променял на Краснодар, потому что люблю театр, но локтями работать не приучен. Мой московский педагог Людмила Новикова когда-то училась вместе с Рогульченко. Она и посоветовала отправиться в ваш город. В спектакле играет еще один щепкинец — Алексей Алексеев (Порфирий Петрович). Я ждал роль Раскольникова полтора года. На репетициях ничего мистического не происходило. Но на генеральном прогоне на моем рукаве вдруг заиграла радуга. Наверное, это случайная игра воды и света. А может, и нет. Мне кажется, работая над Достоевским, я стал ближе к Богу. 

Людмила Дорошева (Дуняша)


— Страха перед зрителями на премьере не было. Страшно было, когда стреляла в Свидригайлова. Режиссер на репетициях нас не тиранил. Но мы должны были вести записи о своих героях: сны, мечты, что любит — не любит. Своего рода дневники. В какой-то момент Владимир Дмитриевич нас «отпустил»: «Теперь вы сами все можете. У вас все получится». 

 

Стас Слободянюк (Свидригайлов):

— На репетициях мы в воду не падали, и шляпы в нее тоже не роняли. Просто потому, что воды не было — репетировали всухую. Вода пошла только на генеральном прогоне. Минаеву не завидовал. Мне всегда нравилась роль Свидригайлова. Подлецов играть легче. Если серьезно, Свидригайлов — тоже трагическая фигура.

Действующие лица и исполнители

Постановщики

^ Наверх