Администрация муниципального образования город Краснодар Управление культуры

Новости/...

«Герой недели»: главный режиссёр Молодёжного театра Даниил Безносов

04.04.2018 года

Поводов поймать Даниила Безносова и поговорить о театре у нас было предостаточно. Разговаривали с Даниилом Безносовым Елена Болдырева и Маргарита Синюк.
Во-первых, 27 марта во всём мире отмечается День театра. Во-вторых, в эту субботу в Драмтеатре стартовала режиссёрская лаборатория «100% Горький», в рамках которой Георгий Цнобиладзе (Санкт-Петербург), Геннадий Шапошников (Москва) и наш герой вместе с актёрами Драмы будут создавать эскизы постановок по мотивам произведений Максима Горького. И в-третьих, на носу главная театральная премия России «Золотая маска». Надеемся, вы помните, что в этом году «Гроза» Даниила получила на неё аж семь номинаций!

МАРГАРИТА: Как началась ваша режиссёрская карьера в Краснодаре? Откуда вы к нам приехали?

ДАНИИЛ: Формально я живу в Москве, но работал в разных городах, объездил чуть ли не всю страну. Несколько лет назад, переезжая из Хабаровска в Тильзит, снова оказался в столице и встретился с Михаилом Николаевичем Чумаченко, одним из моих педагогов в ГИТИСе. Он показал мне письмо Николая Александровича Табашникова, директора краснодарского Молодёжного театра КМТО «Премьера» под руководством Т. Ю. Лысовой, заслуженного работника культуры Кубани, ― театр тогда как раз искал режиссёра. Мы познакомились, в течение года вели переговоры, и так возникла «Зимняя сказка».

МАРГАРИТА: Получается, сначала вы были приглашённым режиссёром?

ДАНИИЛ: Да, сначала мы выпустили «Зимнюю сказку», работа затянулась почти на год. Я периодически уезжал в свой театр в Тильзит, у меня были постановки в Самаре и Тольятти… В четырёх городах одновременно репетировали, а в Тильзите меня уже просто прокляли ― так редко я там появлялся. В итоге на выпуске «Зимней сказки» мне поступило предложение переехать сюда, в Краснодар.

ЕЛЕНА: Легко было на это решиться? К тому времени было понимание Краснодара, театра, в который вас приглашают?

ДАНИИЛ: У меня понимание Краснодара есть давно: папа родился в станице Советской под Армавиром. Мы жили в Надыме, и я каждое лето приезжал к бабушке, по два-три месяца проводил в Краснодарском крае. Так что край знаю очень хорошо, а вот город — плохо, потому что в Краснодаре мы бывали только проездом. Веским аргументом для выбора Краснодара стал переезд моих родителей: 12 лет назад они покинули свои севера и переехали в Геленджик. Ну и театр мне показался симпатичным, перспективным.

МАРГАРИТА: Вы были в других краснодарских театрах? Какие у вас впечатления?

ДАНИИЛ: Начнём с того, что в Краснодарском крае всего пять государственных драматических театров. Это огромная проблема! Я был в Армавире, Новороссийске и в нашей Драме. Единственный театр, который мне не удалось посетить, — в Туапсе. Так вот, пять ― не много театров, это катастрофически мало! Для сравнения: в одном Омске ― не в области, а в городе — 12 профессиональных театров! Причём сам город меньше, чем Краснодар. Сейчас у нас стали появляться частные театры, и это лучше всего показывает потребность краснодарцев. Ну не могут два драматических театра обслуживать город с населением больше миллиона человек! И люди сюда приезжают из Сибири, с Урала, Дальнего Востока — у них другие культурные потребности.

ЕЛЕНА: Есть ощущение, что краснодарцы, скажем так, менее приучены к театру, чем жители северных регионов?

ДАНИИЛ: Безусловно. Причём это не то чтобы ваша плохая черта, а географические особенности. Здесь тепло, и, выбирая между морем и театром, я бы тоже предпочёл море. А вот выбирая между театром и – 40 градусов… Словом, на Севере моря нет, поэтому более театральная среда!

ЕЛЕНА: И тем не менее у Молодёжки есть особенности по сравнению с другими театрами, где вам довелось работать?

ДАНИИЛ: Есть несколько вещей, которые я взвешивал, когда принимал решение переехать в Краснодар. Во-первых, это, наверное, единственный театр в стране, в репертуаре которого отсутствует Куни и Камолетти, то есть он не скатился до антрепризных пьес. При этом у театра стопроцентная посещаемость, свой зритель. В первую очередь это заслуга Владимира Рогульченко, который сохранил особенный литературный вкус.
Потом, конечно, труппа. В ней есть люди, которые пережили 90-е, это очень важно, и это очень чувствуется. Вы, возможно, и не знаете, а в российских театрах практически нет мужчин-актёров от 35 до 55 лет. Это выбитое поколение: многие уходили из театра на рынки, ведь нужно было кормить семью. А в нашем театре такой возраст представлен даже с избытком. И то, что в трудные перестроечные годы люди объединились и не позволили театру закрыться, рождает особого рода сплочённость.
Есть особенность и самой площадки: у неё бесконечное количество комбинаций. Хорошее отношение генерального руководства тоже немаловажно: выпускать и прокатывать спектакли никто не мешает. Если честно, я никогда в более спокойной и комфортной обстановке не работал.

МАРГАРИТА: В этом году ваш спектакль «Гроза» выдвинут на «Золотую маску» аж в семи категориях! Скажите, это ваша первая номинация?

ДАНИИЛ: Да я вообще первый раз в жизни заявку подавал. Коля Табашников (директор Молодёжного театра. — Ред.) меня сподвиг. Он же заполнял все документы, отправлял. Это мой первый спектакль, который отправили на премию. Ни по одному из 40 предыдущих даже мысли не возникало. Я вообще не то чтобы любитель всех этих призов. Скорее, это необходимый политический шаг. Коль уж мы занимаемся интеграцией театра в театральное пространство и принимаем участие в жизни города.

ЕЛЕНА: А какой тогда ваш внутренний показатель, что спектакль удался?

ДАНИИЛ: Когда не хочется переделывать ― у меня такое бывает очень редко. «Гроза» — один из таких немногих спектаклей. Конечно, что-то теряется на ходу, что-то подправить можно, но вот желания всё сжечь и сделать заново не возникает. А ведь я без этого «синдрома Гоголя» редко когда обхожусь!

МАРГАРИТА: Если бы вы присуждали премию «Золотая маска» своему спектаклю, в каких номинациях вы бы его выделили?

ДАНИИЛ: Мне вообще хочется, чтобы мы получили приз не в заявленных номинациях, а спецприз. Например, за ансамбль. Мне не очень нравятся точечные, индивидуальные номинации. Да, изумительно играет артист Александр Теханович, но это же заслуга компании! Это заслуга партнёров, Насти Васильевой (художник-постановщик. — Ред.), режиссёра, директора. Индивидуальные призы как-то принижают спектакль и нерационально оценивают значимость коллективного труда. А спецприз — это нам всем, это заслуга театра. Я хочу, чтобы приз получил театр, а не кто-то лично. Но болею за каждого. И ещё за друзей-коллег болею, которые привезут свои спектакли.

ЕЛЕНА: В этом году ваша «Гроза» номинируется на «Золотую маску», а в 2017-м свою «Грозу» представил БДТ. Совпадение?

ДАНИИЛ: Конечно, нет. И дело не в том, что кто-то за кем-то повторяет, а в том, что есть такой известный в театральной среде феномен, когда спектакли по всей стране, не сговариваясь, начинают обращаться к одному материалу. Видите ли, есть идеи и вопросы, которые в определённые периоды жизни страны буквально витают в воздухе. И режиссёры их одновременно оттуда достают. Вот сейчас, видимо, нам всем захотелось поговорить о скрепах и некотором застое, повысказываться на тему внутренних свобод. Причём фантастика в том, что ни одна «Гроза» не повторяет решения другой. В этом и есть прелесть классических произведений ― они имеют бесконечное количество интерпретаций.

МАРГАРИТА: Вы наверняка знаете о краснодарском проекте «Голос города». Бывали на показах?

ДАНИИЛ: Меня на последний спектакль звал Радион Тимурович (Букаев. — Ред.), но что-то не получилось, и я не дошёл. Много читал и слышал о «Голосе города», да и вообще всячески приветствую вхождение театра в город. Считаю, это должно стать трендом. Потому что театр должен вылезать из этих коробок: окучивать свалки, супермаркеты, больницы, проникать во все социальные структуры города.

МАРГАРИТА: То есть в целом эксперименты в театре вам близки?

ДАНИИЛ: Я к ним прекрасно отношусь! Если занятие хорошее, то какая разница, в итальянской это коробочке или на лавочке. Я видел изумительные проявления таких экспериментов. Вот у Николая Коляды есть «Суп-театр», где артисты варят суп, зрители едят, а им какую-то историю рассказывают. Или когда ты к ним заходишь в домик, а тебе одному рассказывают сказку. Это же здорово! Просто эксперименты можно ставить хорошо, а можно ― плохо. Как и во всём другом.

МАРГАРИТА: 24 марта в Драмтеатре стартовала режиссёрская лаборатория «100% Горький». Почему вы решили принять в ней участие? Кто ещё будет работать вместе с вами?

ДАНИИЛ: Мои потрясающие коллеги. Гоша Цнобиладзе вообще ветеран лабораторий. Я очень рад, что его позвали. Да и сам Радион Букаев (режиссёр Театра драмы. — Ред.) из старых лабораторных бойцов. Лаборатория ― это как тренировка, в ней не застреваешь. Плюс безопасный формат для экспериментов, потому что в режиме производства спектакля особо не поэкспериментируешь — другие ответственности.

ЕЛЕНА: А как отбираются актёры, которые будут участвовать в лаборатории?

ДАНИИЛ: Это всё артисты Драмы, ведь лаборатория будет проходить на базе театра. Лаборатория — очень полезная история. Она бодрит. И есть одна штука, ради которой всем артистам нужно в ней участвовать. Репетиции длятся два-четыре дня, и артисты просто не успевают распределиться в собственных штампах. Когда полноценный спектакль готовится в течение двух месяцев, они в какой-то момент достают свой профессиональный чемоданчик и надевают всё нажитое за прошлые годы: образы, приёмы, находки. А лаборатории — это всегда актёрские открытия и всегда проверка совместимости режиссёра и театра. Потому что это непредсказуемо: в одном театре тебя ненавидят, в другом — обожают. Правил нет.

МАРГАРИТА: Недавно прошли прощальные показы спектакля «Отцы и дети», который шёл в Молодёжке больше 10 лет. Это значит, что скоро можно ждать от вас новых работ?

ДАНИИЛ: Знаете, недавно прочитал пост в Интернете о том, что спектакли Рогульченко изживаются. Это неправда, и неправда отвратительная! Просто у каждого спектакля свой возраст, они так же стареют и ветшают, как и люди. Дети ведь не могут всегда быть детьми: они вырастают, женятся, стареют и уходят. Так и спектакли.
И ещё важный момент. В Молодёжке арифметика простая: в году 32 игровых блока, по четыре спектакля каждый. На сегодняшний день в нашем репертуаре 17 спектаклей. Умножьте на два и поймёте, что мы не можем даже существующие постановки играть больше двух блоков в год. При этом хотим премьеры. Поэтому с какими-то постановками неизбежно приходится прощаться. Та же участь ждёт и мои работы. Надеюсь, она не за горами, потому что нужно двигаться вперёд.
19 апреля мы ждём премьеру Дениса Хусниярова с выдающимся художником-постановщиком, явлением мирового масштаба ― Эмилем Капелюшем. Это будет инсценировка Аси Волошиной по повести Льва Толстого «Дьявол». Ждём постановку с нетерпением, ведь это главная премьера сезона.


^ Наверх