Администрация муниципального образования город Краснодар Управление культуры

Новости/...

Когда играю Баха, чувствую, как время течет сквозь меня

12 Октября 2017 года

Он молод, креативен, талантлив. Говорит на словенском, итальянском, датском, английском и немножко на русском. Играет на аккордеоне, баяне, фортепиано и, конечно, на органе. Инженер-электромеханик по первому образованию, он читает лекции по музыкальной педагогике, исполнительскому мастерству, дает мастер-классы

На ХХIV Международном фестивале органной музыки в Краснодаре Деан Дельджусто представил на суд слушателей программу «Органные импровизации и эксперименты». Критики называют эксперименты органиста из Дании новаторскими и бескомпромиссными. Деан импровизировал на темы церковных гимнов (в городе Слагельсе он занимает должность церковного органиста).

Столкновение фактур и тембров… Музыка то бесплотно парила в эмпиреях, то вдруг басовито открывала портал в иные миры.

Под пальцами Дельджусто проверенные веками темы расцвечивались изнутри, обрастая красочными кластерами, как солнце пятнами.

— В детстве вы любили экспериментировать?

— Конечно, как и каждый ребенок, я был очень любопытен. Эксперименты в детстве — это способ познать мир; это путь развития, желание выйти за рамки привычного, преодолеть барьеры… Мои опыты были вне музыки — скорее они касались человеческого общения. Часто их объектом была сестренка (смеется). Во взрослом возрасте, когда я приехал в Данию и поступил в Королевскую академию музыки в Копенгагене, я встретился с удивительными музыкантами, мы много экспериментировали в музыке, импровизировали в самых разных стилях, от классики до фолк и рока. И тогда я встретился с собой — ребенком.

— На мастер-классе вы общались с краснодарскими детьми. Система музыкального образования в Дании отличается от российской?

— Разница в том, что датские дети приходят учиться музыке, следуя своим музыкальным предпочтениям. Ребенок по природе своей исследователь. Мы играем вместе, пытаемся нащупать направление, в котором он будет дальше развиваться. В России больше доверяют учителю, учебным планам и программе. Мне кажется, надо давать ученику больше свободы… Я получил огромное удовольствие от общения с краснодарскими музыкантами. Они очень талантливые, яркие, с открытым мышлением! И очень серьезно относятся к инструменту.

— Принято считать, что орган непригоден для радикальных экспериментов. Что это несколько «чопорный», старомодный инструмент, не терпящий новаторства. Когда, например, на органе играют рок или популярную музыку, эстеты брезгливо поджимают губы…

— Музыка — это жизнь, она течет вперед. Сыновья Баха не исполняли музыку своего отца, так как считали, что она устарела… Опора на традиции отчасти убивает у музыкантов желание импровизировать, искать новые пути. Мне кажется, дело не в том, что можно или чего нельзя себе позволить на органе, а в убедительности художественного результата. Играть рок на органе — это здорово! Хороший путь, чтобы привлечь молодежь в концертный зал.

— Вся органная история — это история импровизаций и великих импровизаторов. Слышите ли вы за собой шаги гигантов?

— Импровизации Баха на органе — как импровизации Листа на фортепиано, Паганини на скрипке — просто сraziness! Большая честь — импровизировать на инструменте, для которого писал Иоганн Себастьян Бах. Когда ты играешь его музыку, чувствуешь, что он врастал в орган, ощущаешь интимные тайны его творчества… Для органистов это серьезная мотивация. Я преклоняюсь перед Джироламо Фрескобальди, перед органистом из Амстердама Яном Питерсзоном Свелинком, чьи произведения записаны с его импровизаций.

— Вы церковный органист. А в Дании концерты в церкви бывают?

— В церкви во внеслужебное время звучит много музыки! Самой разной! И поп, и Леди Гага, и heavy metal.

— Можно ли работать органистом в церкви и не верить в Бога либо придерживаться иной религиозной традиции, не предусматривающей использования органа в богослужениях?

— Органисты не являются церковнослужителями. Мы — «радио», которое воспроизводит в церкви музыку. Но когда на протяжении многих лет играешь мессу, начинаешь понимать, что музыка имеет такое же воздействие на прихожан, как и религия. Она нам словно показывает, что есть нечто большее, чем мы сами, — то, к чему надо стремиться.

— Вам не приходило в голову, что органы — это сверхсущества, обладающие высшим разумом? Со своей иерархией, своей тайной жизню; что в свободное от органистов время они общаются между собой?

— Я воспринимаю орган не как живой организм, но как огромную сверхмощную машину, над которой я стремлюсь доминировать, предвосхищая любое развитие событий. Но, с другой стороны, орган — это продолжение меня, средство моего самовыражения.

Вся история органа, от его сотворения до сегодняшнего времени, дает нам уникальную космическую связь прошлого с будущим. В течение многих лет ученые пытаются определить, что стоит между «завтра» и «вчера». Я не ученый, я органист. Когда я играю музыку великих мастеров, современную музыку, я ощущаю, как время проходит через меня. Я чувствую себя частью традиции, и это наполняет меня гордостью.

Напоминаем, что в Муниципальном концертном зале продолжается ХХIV Международный фестиваль органной музыки.

Для вас выступят:

13 октября — Кристиан Бишоф (Германия, Мюнхен), в программе музыка И.С. Баха, Ф.Мендельсона, М.Регера и неизвестного испанского автора ХVII века;

20 октября — Михаил Павалий (Россия, Краснодар) исполнит произведения Д.Букстехуде и И.С. Баха;

27 октября — Маттиас Хаарман (Германия, Кельн), прозвучат произведения И.С. Баха, А.Риттера, М.Босси, Ч.Видора, Л.Вьерна, З.Гардони, Э.Вэймса, А.Пьяцоллы, М.Хаармана.


Нелли Тен-Ковина
Фото - Елены Самородней


^ Наверх